Недобросовестным кредиторам не место в реестре

Недобросовестным кредиторам не место в реестре

Банкротная практика давно знает такие технологии недобросовестного банкротства, как создание «дружественных кредиторов» для контроля над процедурой в интересах банкротящегося должника. Часто для этого используются решения третейских судов. Другим кредиторам такие приемы доставляют массу сложностей, особенно, когда третейский суд находится на территории иностранного государства.

Такой подход предпринял один из кредиторов в деле о банкротстве ОАО «Мурманские мультисервисные сети». В рамках этого дела в реестр требований кредиторов было включено требование иностранной компании на сумму 1 469 629 333 рублей 49 копеек, основанное на решении иностранного третейского суда и определении Арбитражного суда Московской области о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения. Один из кредиторов должника не согласился с определением суда и обжаловал его, будучи убежденным, что решение третейского суда сфальсифицировано. Дело прошло два круга и 09 октября 2015 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации практически поставила точку в этом вопросе. Определение о выдаче исполнительного листа и все последующие судебные акты были отменены, а дело возвращено на новое рассмотрение. В обоснование своего решения судебная коллегия сослалась на то, что нижестоящие суды уклонились от проверки того, не влечет ли исполнение решения третейского суда вне рамок конкурсного производства необоснованного удовлетворения требований одного кредитора в ущерб правам других кредиторов. Более того, судами было неверно распределено бремя доказывания между сторонами. В подобных делах, как в очередной раз указал Верховный суд РФ, основное бремя доказывания должно возлагаться на лицо, настаивающее на наличии долга, поскольку другой кредитор, не будучи участником третейского разбирательства, объективно ограничен в своих возможностях доказывания.

Документы по теме:

Определение ВС РФ от 09 октября 2015 года № 305-КГ15-5805 по делу № А41-36402/12